Коучинг и PRH. История вопроса.

Тема этой статьи касается пересечения старого  и того, что поновее, вернее того, что было создано раньше — методики психологической работы PRH и коучинга. В свое время я с удивлением обнаружила, что PRH в России почти неизвестна, в то время как во многих западных странах эта технология была очень популярна. Сегодня я предоставлю вам для ознакомления совсем немного материала, но он интересен для тех, кто понимает важность синтеза информации для практической работы.

В 1993-1995 г. я проходила в Киеве обучение по международной учебно-исследовательской программе психологического развития взрослых людей «Личность и человеческие отношения”. Это был цикл семинаров, вела его Мэй Хилли (May Healy), бывшая католическая монахиня, которая ушла из монашества, потому что встретила свою настоящую любовь. Вместе с мужем (та самая настоящая любовь) они и работают по этой развивающей программе. Для меня в то время эти семинары были живой водой, без преувеличения.

А вот теперь, по прошествии стольких лет, проработав психологом и обучившись коучингу, я подняла старые папки с методиками и конспектами семинаров PRH и обнаружила, что это просто удивительно, до чего же много общего в принципах работы этих методологий. Основателем PRH был Андре Роше, также католический священник. Опирался он на свой опыт и конечно же, на опыт многих психологических светил.

Наш первый семинар в обучающем цикле назывался «Кто Я? Дальше я процитирую одну из вступительных заметок к материалам семинара:

«Я позволю себе предварить этот раздел своей объяснительной запиской. Приведенный ниже текст Карла Роджерса лежит у самого истока моих исследований человека как развивающейся личности. Какое-то время я раздумывал над созданием схемы, изображающей личное и социально-обусловленное в человеке. Приведенный ниже текст послужил для меня как бы вспышкой, в свете которой я уловил очертания первой схемы личности. Это произошло в 1966 году.

Андре Роше.

«Одна из самых революционных концепций, вытекающих из нашего клинического опыта, связана со все более полным осознанием того факта, что скрытое ядро натуры человека, глубочайший уровень его личности, фундамент его «животной природы” по природе своей положителен, что по сути своей человек — это общественное, постоянно растущее, разумное и реалистичное существо.

Не думаю, что такая точка зрения на человека будет принята, настолько она чужда нынешней нашей (американской — прим. переводчика) культуре; и она предполагает настолько далеко идущие последствия, что ее действительно не следовало бы принимать, не подвергнув всестороннему исследованию. Но даже если бы она выдержала эти испытания, принять ее все равно было бы нелегко. Христианская религия, в особенности протестантская традиция, привнесла в нашу культуру представление о греховной природе человека, преобразить которую можно только чудом. В области психологии Фрейд и его последователи представили убедительные доказательства того, что ид, основополагающую бессознательную природу человека составляют главным образом инстинкты, которые, дай им волю, привели бы ко кровосмешению, убийству и прочим преступлениям…

Когда я окидываю взором годы моей клинической практики и исследовательской работы, мне кажется, что я слишком медлил с признанием ложности подобных представлений о человеке. Причина, по-видимому, состоит в том, что в ходе психотерапии опять и опять обнажаются враждебные и асоциальные чувства клиента; нетрудно предположить, что эти чувства являют нам глубинную и посему основополагающую природу человека. Лишь со временем постепенно становится очевидным, что чувства эти далеко не самые глубокие и самые сильные, и что внутреннее ядро личности образует человеческий организм как таковой, — организм, который бы не выжил, не будь он самосохраняющимся и общественным”

(Карл Роджерс. О становлении личности. Бостон, 1961, стр 90-92).